Официальный веб-сайт
группы IZZET

Иззет Аблязов. Музыка сказка.

Наши Опросы

Есть ли будущие у регги
Есть
Нету
Не знаю

Результаты Архив

Верьте в силу своих корней

Автор: Гулнчара УСЕИНОВА
Источник: Голос Крыма № 17(595) 22 апреля 2005г
Добавлено: 2005-05-01 14:51:35

Иззет Аблязов родился 33 года назад и вырос в Киеве, далеко от всего крымскотатарского. Его дед — крымский татарин, уроженец Кефе (Феодосии). Крымскотатарская тема в семье, как признается Иззет, никогда не затрагивалась, не раскрывалась. Тем не менее властный зов крови оказался сильнее временных, пространственных и всех иных расстояний. И побудил принять ислам и изменить имя на мусульманское. И выплеснулся новой, дотоле не слышанной музыкой, в исполнении группы «IZZET».
Реггей плюс крымскотатарский фольклор
По профессии Иззет культуролог. Учился в музыкальной школе по классу бас-гитары: «Была масса преподавателей, но никто не мог научить меня тому, чего я хочу... В течение времени я сам научился писать партии для разных инструментов. Просто такой музыке, какую я любил, никто не учил, а тем более — петь...»
Иззет — автор нового направления в музыке — синтеза крымскотатарского фольклора и стиля «реггей», берущего начало на острове Ямайка и ставшего наиболее популярным в 70-е годы XX века.
Тайна сплава диковинного реггей и певучего фольклора крымских татар кроется в душе, по признанию Иззета, «на уровне метафизики, может быть на уровне религиозных воззрений».
«В начале 1990-х я общался с африканскими студентами, увлекся их музыкой, экзотической, завораживающей. В мою жизнь вошел реггей, став частью меня. Крымскотатарскую музыку я слушал вначале в исполнении своего деда, а еще когда-то он привез из Ташкента пластинку с записью «Тым-тым», потом в Крыму я купил кассету с крымскотатарской музыкой... Казалось бы, соединить мелодику и ритмику крымскотатарского и рэггей — абсурд. Тем более, петь сложнейший многообразный этнос. И только интуиция мне говорила: и одно, и другое живут в тебе, однажды выплеснутся одновременно, и не мешая друг другу, а резонируя. У них так много общего: высокая эмоциональность, гипнотизм, искренность... Крымскотатарская народная музыка — ни с чем не сравнимая смесь мировых музык, в ее лице мы имеем энциклопедию музык мира, по мелодической и метрической красоте она превосходит любую музыку мира, по сложности это — высокий джаз... В крымскотатарской музыке заложено движение вперед, в реггей — оттяжка назад. В сочетании возникает новое ощущение движения и покоя одновременно».
Дебютный альбом группы «IZZET» имеет англоязычное название «My security»,что означает «Моя защита (сохранение, безопасность, преданность, вера)».
Альбом был презентован в Киеве осенью 2003 года и высоко оценен профессионалами. Состав группы: басист Анвар Азизов, клавишник Расим Рама-занов, Сергей Хмелев, Олег Ма-лушев (ударные, перкуссия).
Этот неистребимый зов крови
А до этого в один прекрасный момент жизни Иззету открылось то сокровенное, дотоле дремлющее в подсознании, то, чего не выразить словами. Откровение. Необъяснимое ощущение, замешанное на отголосках седой тоски тех, кто уже никогда не вернется в Крым. На шепоте волн, ласкающих берег второго Стамбула — чудесной былой Кефе. На пении муэдзина кефинской мечети.
Любовь к Родине, к Крыму — сладостно-щемящее, до слез, до изнеможения жгучее чувство, дарованное свыше, вдруг, внезапно, обрушилось, озарило душу всполохами святого, необъяснимо мощного притяжения к той земле — зеленой колыбели, качающейся в синих волнах Черного моря, вынесло к свету зародившееся в тайниках души самозабвенное поклонение единому и неповторимому творцу.
О нет, это не было праздным интересом иноземца-путешественника к красотам Крыма, вере народа. Это было другое, неизмеримо глубокое, на генетическом уровне, на вековой боли, на первозданной чистоте души крымских татар настоянное, невыразимое чувство в душе отрока.
Потрясенный масштабами геноцида обкраденного, оболганного народа, плененный величием Веры, стойкостью и жизнелюбием крымских татар, он прильнул к сокровенным истокам, как дитя льнет к источнику материнского молока, поняв, на уровне чувств и эмоций: он — одно целое со своим народом — о, и в этом заключается счастье!
«Наибольшим вдохновением последних лет для меня стало то открытие, что стиль, эмоциональность, символизм, менталитет народной поэзии крымских татар абсолютно соответствовали менталитету моих мыслей и эмоций. Собственная искренность, манера выражения эмоций, которых я стеснялся и прятал от непонимания теперь как бы получили извне подтверждение художественной ценности и права на жизнь. Осознание того, что крымский татарин 300 лет назад думал и чувствовал так же как я, практически оторванный от этой среды и культуры — открыло меня для себя».
Изумительное вдохновение, дарованное свыше разрисовало узорами нот старинных песен зеркало морской глади, в котором захотелось рассмотреть и свой образ. Ритмы любимой экзотической музыки всколыхнулись, вспыхнули в сознании и рассыпались фейерверком, органично соединившись с певучими переливами крымскотатарского фольклора. И зазвучала та музыка, непохожая на дотоле слышанную, и вместе с тем так искренне трогающая струны души знойными аккордами.
А Родина дышала, жила, стремилась к лучшему, там далеко-далеко, и вместе с тем так близко.
Там на земле прекрасной Кефе родились предки Иззета Аблязо-ва, прадед Абляз, кефинский къасап (мясник), там стоит мечеть, где творил намазы, где в медресе учился дед Иззета. Там цветы склонили головки к древним могилам мусульманских святых, исцеляющих и дарующих надежду. Там люди одной крови — крымскотатарской, с именем Аллаха на устах возвращались к своим разоренным очагам, возрождали свое, крымскотатарское, грустили и смеялись, плакали и пели древние как эта земля, проникновенные песни.
«Я никогда не задумывался над тем, кем мне стать, а жил и мечтал играть и делать то, что на душу ляжет. Получилось то, что мне совсем не безразлично, что было и будет с моим народом. Я выучил татарский язык, изучаю культуру, собираю фольклор. Мне понятна, и это не просто слова, религия моего народа... И мне суждено жить в то время, когда культура, история, судьба моего народа может служить примером и вызвать интерес у нормальных людей».
Крым для Иззета стал сродни Мекке (пусть такое сравнение не покажется кощунственным). И теперь для него счастье заключается еще и в том, чтобы донести до людей посредством своей музыки искусство и мудрость крымских татар, помочь воспринять и полюбить эти сокровища народа.
«Каждый год я жду весны, жду оттепели, чтобы приехать в Крым... Вот уже четыре года по четыре месяца я в Крыму. Что это? Не знаю. Может я искал таких же людей, как мой дед, умерший в 1992-м... Мои поиски увенчались успехом — я нашел родственников. Однажды летом в Феодосии пошел в мечеть, вижу во дворе мужчина цветы поливает. Мы сотворили намаз, он оставил меня чаю попить. Кофе предлагал, но я кофе не люблю. Мы сели на чайхану, стали разговаривать, выяснилось, что он мой родственник, оказалось что дед мой учился в этом медресе...
Я мечтаю построить дом, жить в Кефе. Къысмет олса», — сказал Иззет в заключение нашего разговора.
«Тым-тым», «Бахчаларда кеста-не», старинные песни разных регионов Крыма звучат в стиле «реггей» светло и сердечно. Сердце мелодии остается. Оно, живое, нежное, жарко трепещет в объятиях звонкой экзотики. Слушайте и удивляйтесь. Иззет поет для вас.

Гулнчара УСЕИНОВА.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!
Facebook Опубликовать в LiveJournal Tweet This


Оглавление   |  На Верх

Оглавление        Вернуться к Статье

Nik:
Ваш E-Mail:
Комментарий:
HTML-теги Вырезаются!!!
* Введите защитный код из символов, отображенных в виде изображения.
Если вы не можете прочитать код с изображения, нажмите на изображение для генерации нового вида кода.
 

Вход

Логин:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно Авторизоваться.
Забыли Пароль?
Регистрация


На Сайте

Гостей: 37
Пользователей: 0


SAPE

Знакомства

Счетчик

Rambler's Top100




AdSense

Страница сгенерирована за 0.069 сек..